Press "Enter" to skip to content

Я уже не раз сравнивал директоров теле-и радиоканалов с наркодилерами

Все, кто серьезно интересуется джазом, помнят ежедневную программу Алексея Когана «Час меломана», выходившая на радио «Луч» в течение семи лет (1992-1999 гг), или же «Тему с вариациями», которая звучала на «Континенте »(1996-2000). Затем были «Влюблена по собственному желанию», «Перекресток», «Доживем до понедельника», другие программы на разных станциях. Сейчас фаны программ Алексея Когана могут поймать его на радио «Эра».

Польское правительство наградил Алексея орденом за вклад в польскую культуру. От украинских чиновников ничего подобного он не надеется. Но правительственные награды – не главное в жизни меломана.

— Родился я в Киеве. Мама – профессиональный музыкант, но работает с детьми. Они ее очень любят, даже называют тетя Сказка. Папа был врачом, историком медицины, изучал проблему голодомора. Работал заместителем директора музея истории медицины. Однажды ко мне приехал приятель из Польши и сразу заинтересовался деятельностью моего отца. Мы зашли в музей. По моему стыду, я, пожалуй, впервые увидел, чем занимается папа. Оказалось, что Киевский музей истории медицины входит в мировую пятерку лучших.

Дядя сорок лет работал в оперном театре скрипачом. Второй дядя, хоть и трудился на машиностроительном заводе, но записывал все джазовые «вражеские» голоса. Именно он впервые познакомил меня с джазом, а 1971 повел на концерт Дюка Эллингтона. Концерт тот стал для меня знаковым.

— Видимо, ты был просто обречен заниматься музыкой…

— Мама считала, что, имея такую фамилию, я обязан стать скрипачом. Я и окончил музыкальную школу по классу скрипки. Но в детстве стеснялся своего инструмента. Был очень ленивый, но талантливый. Мне прочили хорошее будущее. После школы должен сразу поступить в консерваторию. Однако получилось так, что вместо подготовки к вступлению, я купил бас-гитару и уехал с ребятами играть на пароходе. Приехав, за день быстро выучил первую часть концерта. Пришел в своего преподавателя, проиграл … Он говорит: «Хорошо, Алексей, давай вторая часть». Никогда не забуду, как он подошел, взял у меня скрипку, положил в футляр и сказал «до свидания». Я ему очень благодарен за честность.

Я стал неплохим бас-гитаристом. Играл и на свадьбах и в ресторанах. Никогда от этого не открещиваюсь и не стесняюсь. Всегда вспоминаю Александра Цфасмана. Принимая музыканта на работу, он обязательно спрашивал: «На свадьбах работали?» На отрицательный ответ реагировал кратко: «Очень плохо».

Но в армии я получил серьезную травму – ожоги. Поэтому с карьерой бас-гитариста распрощался. Как говорил Остап Бендер: «Пришлось переквалифицироваться в управдомы». Стал организовывать джазовые концерты, фестивали. Но я не разделяю музыку на джаз и не джаз. У меня другие критерии. Просто есть хорошая и плохая музыка.

— География твоих путешествий по миру связана исключительно с джазом?

— Не могу сказать, что она слишком широка. Бельгия, Франция, Германия, Финляндия … В 2002 году посчастливилось быть в составе украинской делегации по приглашению госдепартамента Соединенных Штатов. Мы посетили пять городов Америки. Поездка была фантастическая. После того я, Виктор Овчинников и Вячеслав Криштофович, которые входили в джазовой делегации, были приняты в международной ассоциации джазовых журналистов. В прошлом году была поездка на джазовый фестиваль в Чикаго. Приглашают на фестиваль в Эйлата в Израиль …

А еще я очень хотел бы поехать на фестиваль в Бразилию. Однажды я был в двух шагах от этой поездки. Со мной должны были ехать украинские музыканты, разбойники страшные, с ними мы сделали специальную программу «Я люблю Бразилию». Когда бразильский посол услышал эту музыку, он воскликнул: «Ребята, вам надо попасть в нашу страну!» Но когда мы пришли к посольства, то выяснилось, что у ребят не только нет загранпаспортов, но и украинские были не у всех.

— Может, расскажешь о польской награду?

— 10 марта из рук министра культуры Вольдемара Домбровского я получил Крест за заслуги перед польской культурой. С друзьями из польского института культуры мы организовывали много концертов джазовой музыки по Украине. С 1989 года я постоянно представляю Украину на всех джазовых фестивалях в Польше. Такой орден ранее получили мои коллеги из России Алексей Баташова и Дмитрий Ухов и мой кумир, радио-журналист из «Голоса Америки» Уиллис Коновер. Он работал в американском эфире сорок лет. Уже умер, но его место в радиопространстве – свободно. Ведется постоянная ретрансляция его программ.

— Как-то ты рассказывал, что имел прямой эфир на национальном радио в Штатах. Что интересовало американского обывателя?

— О, приятные воспоминания … Мы с Виктором Овчинниковым и Вячеславом Криштофовичем решились разговаривать с американским слушателем английском языке. Знаете, одно дело бытовая болтовня и совсем другое – синхронное оформление мнений в прямом эфире. Однако, когда мы стали извиняться за нашу несовершенную английский, нам дали понять, что этого не следует делать. Во-первых, наша английский понятна, во-вторых, «никто в Америке не комплексует от незнания украинского языка». Там мы познакомились с тремя специалистами, которые знали европейский джаз, в том числе и украинский. Настроение остальных слушателей можно обозначить так: американцев интересует только Америка. Согласно звучали и вопросы.

Например, знаем ли мы, когда родился Армстронг … То есть, им были безразличны особенности украинской культуры, больше интересовало наше восприятие их страны. Ну что ж, мы воспользовались случаем и начали расспрашивали. В частности, что есть общего и отличного у музыкантов цветных и белых? Есть ли между ними какой-то антагонизм? Американцы очень трудно отвечали … То есть полузакрытой тема, которую стараются обходить. Ведь в Штатах в основном играют группы с однородным составом музыкантов: либо черные, либо белые. Смешанные группы могут быть, если там сотрудничают музыканты мирового уровня.

Поэтому мы не слишком удивились, когда пришли на радио «Пасифик» и почувствовали сначала неприязнь. Там работали только черные, и первая реакция была вроде: «а вы чего сюда приперлись, вам нечего здесь делать». Но потом, знаете, как в голливудском фильме: побратались, выпили украинской водки … Люди всегда могут найти общий язык, если у них есть общие интересы. Черные, с которыми нам довелось общаться, были очень приятные люди. Кроме того, когда мы ждали прямой эфир, то неожиданно имели еще одну знаковую встречу: познакомились с выдающимся чернокожим режиссером Спайком Ли. Помню, он нас спросил: «Вам уже говорили, что я американский экстремист?”

Mission News Theme by Compete Themes. | | Каталог | RSS