Три медовые дни в Канне провело после нервного истощения из-за подготовки к фестивалю супругов лауреатов Игорь Стрембицкий и Наталья Конончук

В Украине не любят таких сюжетов, как в документальных «Путевых» Игоря Стрембицкого, впервые в истории привез в Украину золотую пальмовую ветвь Каннского фестиваля в номинации «короткометражный фильм». Психически больные и одинокие престарелые не частые гости наших экранов, а Игорь снимал свое детище, которое должно стать дипломной работой для Национального университета им. Карпенко-Карого, именно в психоневрологическом интернате и Доме ветеранов сцены в Пуще-Водице. На отечественный фестиваль каннский лауреат прошел бы вряд ли.

«ВЗ» уже писал об украинской премьеру «Путевых», которая при полном аншлаге состоялась в Киевском доме кино. Более противоречивых мнений, чем об этой десятиминутку, я еще не слышала. «Как по мне, это просто чернуха и мракобесия», – говорил мой сосед в кинозале. «Европе просто давно не щекотали нервы», – добавил другой. По мнению других зрителей, среди которых были кинокритики, режиссеры и актеры, «Попутчики» возрождают эстетику украинского поэтического кино и являются простыми и сложными одновременно, что их можно сравнить с «Черным квадратом» Малевича.

При просмотре женщины плакали. Одним из главных персонажей фильма есть маленький мальчик, который бежит к своей маме под нежную колыбельную, что звучит за кадром. Счастливый ребенок, полная надежд. Ли не завершится ее судьба так, как и у остальных персонажей? Такой вопрос напрашивался лично у меня.

О трудности, с которыми сталкивался Игорь Стрембицкий во время съемок, – бракованную пленку, недостаток техники, нехватка средств – словом, о «классику» отечественного кинопроизводства, не писал только ленивый. «ВЗ» поинтересовался у Игоря Стрембицкого и его жены – сценариста «Путевых» – Наталье Конончук закулисным атмосферой кинофестиваля, а также психологической атмосферой, в которой пришлось работать Игорю в обоих интернатах. И еще тем, почему Наталья шутила по прибытии в Украину: “Еще несколько дней подготовки, и про меня можно было бы сказать« бывшая жена каннского лауреата ».

К Канна – в свадебном платье

- Было так много проблем, у нас началось нервное истощение, – теперь уже со смехом вспоминала Наталья Конончук, общаясь с корреспондентом «ВЗ». – После такого дня приходишь домой – и раздражает все. Игорь очень вспыльчив. Что-то не так, и начинается: «Все! Лишися того! Больше ничего не будем делать ». Даже в мелочах. Так было с костюмом, который мы искали ему для Канна. (Фрак или костюм является обязательной формой одежды каннских импрез). Ходим базаром, ходим … Ничего не можем найти. У него же размер «глупый» – 42-ой. В детской одежде такого уже нет, а во взрослом случается редко. К тому же Игорь костюмов никогда не носит, вот и рознився: «И что это Каннский фестиваль придумал? Нельзя, как нормальному человеку туда прийти ». Мы даже поссорились.

С моим нарядом было проще. Я ехала в своем свадебном платье. Простой, льняной, вышитой белыми нитками.

Это была сказка

- Игорь очень молчаливым и не любит шума. То, что происходило в Канне, а теперь в Украине – премьеры, цветы, – для него страшное напряжение. Я больше надаюся к общению, но фестивалей также не люблю. Как кинокритик много по ним ездила и воспринимаю как суету. На таких акциях у меня появляется ощущение, что просто теряет жизнь. И Канн представляла себе как набор всех возможных недостатков фестивалей, только в «сгущенном» виде. Но когда мы приехали, попали в сказку. Жили в маленьком частном отеле. Хозяйка даже не взяла с меня денег. Когда мы начали объяснять, что я ехала внепланово, как переводчик, потому что Игорь не знает языков, она воскликнула: «Не надо денег! Ты для меня как дочка ». Если я когда-то мечтала о медовый месяц, то именно о таком. Но у нас он длился три дня. (После свадьбы в путешествие мы не ездили).

«Прикоснуться к звезде? Никакого желания»

К звездам я отношусь специфически. Просто прикасаться к ним «на память» – не имею ни желания, ни интереса. Ну, стоял Игр на церемонии награждения за кулисами рядом с Морганом Фрименом и Хиллари Свонг. Ну и что? Это же не было глубокое общение! И на закрытии фестиваля была куча звезд. Но все было организовано на таком высоком уровне, что мы не почувствовали, что нам уделяют меньше внимания, чем им. Никакого пафоса.

Чем покорил Игорь Стрембицкий?

- Мы женаты полтора года. Почему именно он? С ним было хорошо и спокойно. Я чувствовала себя гармонично. Это же очень важно: чувствовать, что рядом самом деле родной человек. Помню, когда все начиналось, он позвонил мне: «Это Игорь». «Какой Игорь?” «Стрембицкий». А я как раз организовывала в университете фестиваль «Пролог» и была очень занята, следовательно, спросила прямо: «И что тебе надо?” «Помоги мне написать одного делового письма». Встретились. Написала. Так до сих пор и пишу (смеется).

Судьбы героев – на их лицах

- Предыдущее видео, как курсовую работу, я также снимал в Доме ветеранов сцены, – рассказывал Игорь Стрембицкий. – А потом мне сказали, что через дорогу есть психоневрологический диспансер. Его жители понравились мне тем, что не прячутся и не лгут. В нашей жизни такое случается нечасто. Я ходил к ним около года, мы много общались, хотя доля этих людей написаны у них на лице. Они очень хорошо ко мне относились. Охотно фотографировались и позировали перед камерой: «Я знаю стиха», «А я умею петь!».

«Я боялся« удариться »в сентиментальность»

- Изначально мне было трудно. Я боялся, что попаду в сентиментальность – «поведуся» на шокирующую фактуру. Решил так: «Если я этих людей не пойму, если они не станут для меня интересными, – не снимать». Я не хотел снимать фильм о «больных».

«Когда понял, что не смогу работать по специальности, – впал в депрессию»

- Не могу сказать, что подвержен пограничных состояний психики, но когда немного поучился в университете и понял, что не буду иметь возможности работать по специальности, – впал в депрессию. Как выходил? Старался как можно больше работать в других участках, писать. А после того, как мы встретились с Наташей – депрессия исчезла. Сейчас делаю киноанонсы на телеканале «Тонис». Это хорошая школа монтажа. Киноанонсы можно сравнить с плакатом – это тоже искусство. Не могу сказать, что связываю какие профессиональные надежды с успехом в Канне, хотя есть и новые сценарии, и идеи. Но где сейчас мультипликатор Степан Коваль, который привез в Украину серебряного мишку с «Берлинале»? Кто о нем помнит? Кто поддержал? Где он работает? ..