Press "Enter" to skip to content

Как наша лента попала в программу Каннского фестиваля

58-й Каннский кинофестиваль является дебютным для нашего государства: впервые в его конкурсной программе участвует наш фильм. Речь идет о короткометражную ленту режиссера Игоря Стрембицкого и сценариста Натальи Конончук «Попутчики».

О картине, Канны и отечественное кино «Львовская газета» решила спросить у авторов первого украинского фильма на престижном кинофоруме мира.

— Расскажите, пожалуйста, о ленте «Попутчики».

Игорь Стрембицкий: «Попутчики» – это десятиминутный документальный фильм, моя дипломная работа. Снимал ее довольно долго – два с половиной года. Начал снимать, еще будучи на пятом курсе института, а заканчиваю, по сути, только сейчас, в очень ускоренном режиме.

Для показа на Каннском фестивале нужна кинокопии, а когда подавали ленту на отбор, имели ее лишь в видеоформате. Самое трудное для меня – рассказать, о чем этот фильм. Я надеюсь, все, кого это интересует, смогут посмотреть ленту и ответить на этот вопрос самостоятельно.

Наталья Конончук: Расскажи, о чем фильм, действительно очень сложно. Там нет одного героя или какой основной сюжетной линии и якобы ничего не происходит.

И.С.: Все происходит за кадром.

Н.К.: Да, в ленте много героев, много историй … И все же это – лишь 10 минут. Я очень долго мучилась, когда для Каннского каталога было придумать аннотацию. В конце концов написала следующее: «Фильм о детстве, которое не возвращается, о мечтах, которые не осуществляются, и о том, что безумие может быть и счастьем, и горем». Не знаю, может ли эта аннотация дать какое-то представление, о чем же «Путевые», но лучше мне придумать не удалось.

— Как лента попала в официальный отбор фестиваля?

Н.К.: Очень просто. Мы решили подать фильм на какой фестиваль. Если бы его приняли, имели бы шансы, что институт напечатает фильмокопию за свой счет.

И.С.: Поскольку я уже два года, как окончил институт, то мне вряд ли согласились бы печатать там копию. А если есть приглашение от какого-то более или менее солидного фестиваля есть хоть какие-то шансы на эту печать.

Н.К.: Выбрали Каннский, так, полушутя, где как раз заканчивался срок приема заявок. Заполнили аппликационную форму на сайте фестиваля, а затем отправили по почте видеоверсию фильма (на DVD) отборочной комиссии. В тот день, когда объявили официальный пресс-релиз фестиваля со всеми участниками, получили приглашение по электронной почте.

— Насколько, при нынешнем состоянии кинематографа в Украине, наше кино может быть конкурентоспособным и благодаря чему?

И.С.: В зависимости многом конкурентоспособным. В прокате или на фестивалях? Конечно, если Украина захочет снять фильм типа «Звездных войн» или «Терминатора», то это будет стопроцентный проигрыш. Когда речь идет о «фестивальные» ленты, хотя мне это определение не нравится (есть кино, или не-кино), то здесь шансы имеет любое государство, в котором существует хотя бы какое кинопроизводство (однако, если очень хотеть, можно сделать кино и на фотографиях, обычным фотоаппаратом). Здесь все зависит от автора. Главное, чтобы ему было что сказать. Честно и откровенно. Конечно, лучше всего, когда эти два аспекта объединены – успех в прокате и на фестивалях.

Н.К.: В конце 1940-х годов в советском кино существовала так называемая «теория шедевров», когда снимали мало фильмов. Чтобы гарантированно получить хороший результат, власть поручала снимать эти ленты известным режиссерам. Результат был совсем не таким, как ожидали. Еще тогда эта теория не оправдала себя. Нечто похожее происходит сейчас у нас. Когда снимают два-три, даже десять кинокартин в год, шансов, что удастся что-то очень хорошо, крайне мало. А что больше снимают плохих фильмов, тем больше вероятность, что наконец появится и то хорошо. И конечно же, надо, чтобы в кино приходили новые люди.

— Важно, чтобы украинские фильмы участвовали в фестивалях?

И.С.: Конечно. Фестивали – это единственная возможность для молодых режиссеров показать свои работы в мире. Плюс еще одна возможность сказать миру, что есть такое государство Украина.

— Может ли Украина пойти путем совместных кинопроектов? Что она может предложить миру?

Н.К.: Думаю, для иностранных компаний, по крайней мере сейчас, Украина не является выгодным и интересным партнером. Теперь сотрудничество с нами – это не сотрудничество, а скорее борьба с такой бюрократической машиной, которая уничтожает любые попытки международных контактов, по крайней мере в сфере культуры. Проблема – в нашей законодательной базе и государственных структурах.

И.С.: Многие из украинского должен выезжать, скажем, в Россию или Польшу именно через эти проблемы, чтобы иметь возможность реализоваться. Я могу понять их. Творческие люди должны творить, а не бороться с причудливыми ветряными мельницами бюрократической машины.

Культурная жизнь

Mission News Theme by Compete Themes. | | Каталог | RSS