Дискуссии о роли и месте украинского языка в Украинском государстве не утихают вот уже десяток лет. Тремя ключевыми их направлениями являются политический вопрос статуса и функционирования государственного языка в Украине; филологическая проблема возвращения в Харьковский правописания, и скорее провокационная идея о введении альтернативной латинской транслитерации.

Каждый из трех направлений стоит фундаментального анализа и глубокого научного исследования. Однако, в вопросах языка, равно как в футболе и политике, каждый считает себя компетентным к свободным от обязательств соображений. Этим воспользовались и мы. В этой статье предлагаем взглянуть на наиболее провокационный и, с первого взгляда, лишенный здравого смысла, зови отдельных украинских визионистив о необходимости разработки для украинского языка латинского алфавита.

Латиница в цифровом мире

Когда в начале девяностых телеканал 1 +1 отважился озвучить популярные сериалы, а чуть позже – полнометражные фильмы на украинском, это вызвало в стране шквал анекдотов. Люди привыкли слышать украинский лишь из уст до отчаяния скучных дикторов центральных каналов, и порой не менее сонливость, и еще более нелепых комментаторов футбольных матчей на УТ-1.

Однако со временем, незаметно для критиков, украинский язык в государстве вышла из коматозного состояния и стала полнокровной средством коммуникации для каждый раз большего числа ее граждан. И все же, перед ней возникают новые трудности. Ведь новые времена и веяния глобализационных ветров несут в Украину вместе с вереницею преимуществ также дополнительные хлопоты и проблемы, о которых десяток лет назад мог догадываться разве беден, как все художники, писатель-фантаст Роберт Шекли.

Речь идет о новейшем тренд постиндустриального информационного общества, связанный с изобретением и быстрыми темпами внедрения цифровых технологий передачи информации. Эта тенденция обещает радикальное ускорение коммуникативных обменов человечества, первые ласточки которых ощущаем на себе уже сейчас.

Первенство в разработке и внедрении цифровых технологий позасумнивно ведут страны англосакского и романогерманського мира – мира, который объединяет многовековая история, глубинные нравственные основы христианства и совместные римские корни – как в философии, литературе и культуре, так и в языке. Випродукувавшы несколько десятков языков, западноевропейские государства сохранили унифицированные символы для ее обозначения – буквы, известные как «латиница».

В силу исторических, культурных и даже духовных причин, для украинской «латиница» выступала (а для многих до сих пор остается) символом насильственного викорчування национальной и религиозной самобытности.

Поэтому, если идея государственности статуса украинского языка поддерживается подавляющим большинством граждан Украины, а вопрос перехода в Харьковский правописания, по крайней мере, значительной их частью, то предложение введение латинского алфавита практически всеми расценивается если не кощунством, то провокацией или, в лучшем случае, крайне неуместной делом .

«Дайте покой», – говорит большинство, – «здесь” нормальную “украинский не могут выучить, а вы со своей латиницей где взялись»

Трезво оценивая сложность и провокативность разработки и утверждения латинской транслитерации, присмотримся, однако, до тех преимуществ или, по крайней мере, удобств, которые она могла бы для развития украинского языка в современном гиперинформатизованому мире.

Хватит вспоминать Турцию или Узбекистан, которые, перейдя на латиницу, ни на йоту не потеряли собственной идентичности, связи с историей или национального достоинства, хотя натерпелись они в свое время от «латинского» мира также немало.

Попутно отметим, что утвержденные государством стандарты латинской транслитерации существуют во многих других государствах мира, в частности в Японии, славящейся флагманскими идеями в области мировой интеллектуальной политики.
Мобилизация – это когда все с телефонами

Даже предполагая, что кодификация латинского алфавита в Украине повлечет дополнительные хлопоты всем ее гражданам, требования современной цивилизации неустанно побуждают совершить этот шаг – и чем быстрее это будет сделано, тем больших проблем избежит Украина в коммуникациях с внешним миром.

Хотим этого мы или нет, однако латиница уже сейчас быстро вошла в повседневную жизнь подавляющей части украинского. Примером этого является использование мобильных телефонов. И хотя теоретически короткие сообщения, так называемые «эсэмэски» (аббревиатура от английского sms – small message service) с одного телефона на другой можно отправлять кириллицей, однако 80% пользователей мобильных телефонов предпочитают собственно латинци.

Замысловатость украинский в приспособлении латинских символов для своего языка является темой не одной диссертации. В рамках этой статьи ее можно проиллюстрировать написанием родного всем слова «хочу»: одни пишут «hochu», другие – «khochu», третья – «chocu», но также «hocu», «ho4u», «xo4y» – в конце концов, существует десяток других вариантов написания этого слова. Часто, однако, читая текст сообщения, удается понять только это «хочу», а чего именно – приходится разве догадываться.

Причем, рынок продаж мобильных телефонов, равно как и предоставление услуг мобильной связи, принадлежит в Украине к наиболее динамичных, и развивается крайне быстро и уверенно.

Оставляя этот вопрос на самотек сейчас, можем оказаться в ситуации, когда за десять лет молодое поколение не будет иметь лучшего выхода, чем усиленно применять в коммуникациях через sms международные, преимущественно английские, символы и выражения – большинство из которых не будет понимать ни их буквального значения – лишь смысловую нагрузку – ни потребует для них адекватного украинского эквивалента.

Уже сейчас в молодежной среде заметна эта тенденция. В свою очередь, введение единого стандарта латинской транслитерации для украинского языка, по крайней мере, теоретически, позволяет высказывать все свои мысли на родном языке.