Берлинский кинофестиваль готовится закрыть занавес грандиозного Berlinale Palast – субботним вечером на его сцене появятся члены жюри во главе с Вернером Герцогом и победители большого полнометражного конкурса.

Прогнозы есть разные, сошлюсь только на один источник: пока самые высокие оценки от жюри критиков журнала Screen International (он появляется здесь каждый день) получил фильм «Как я провел этим летом / Как я провел этим летом» Алексея Попогребского. Для большого жюри, конечно, те оценки отнюдь не указ, однако вполне возможен один из «Серебряных медведей»…

А пятница началась с показа картины «Родина / En Famile» Данко Пермилы Фишер Кристенсен. Маленькая страна Дания, однако в конкурсе – два фильма, не считая участия в других программах.

Потом был «Вбицвя во мне / The killer inside me» известного британца Майкла Уинтерботтома и «Мамут / Mammuth» французов Бенуа Делепина и Густава где Керен. И это, собственно, все – на закрытии будет внеконкурсная японская картина «О ее брата» Йоджи Ямады.

Среди конкурсных работ наз ¬ ву прежде всего «Мед / Bal» Семига Капланоглу. Это совместная немецко-турецкая картина – надо сказать, что на этом фестивале подобных лент немало: Германия не словом, а делом помогает другим кинематография. Прежде всего в тех случаях, когда речь идет об арт-кино. А «Мед» явно является таким фильмом. Развитие фабулы здесь до края замедленный (даже слишком, надо сказать), это кино медитативное, сосредоточенное на работе души маленького Юсуфа. Он живет в отдаленном турецкой деревне, учится в первом классе. Но душа его больше живет в себе самой и природе – ведь вокруг – живописный лес, горы. Разумеется, у его родителей проблемы с заработком … Батько исчезает в трущобах города, цивилизация здесь не дружит с человеческими чувствами. Юсуф с матерью идут на поиски отца и попадают на праздник. В этих эпизодах немало планов фильма напоминают наши «Тени забытых предков» Сергея Параджанова. Стилистика поэтического кино появляется то в одном случае, то в другом. У нас она закисла по различным причинам (красоту окружающего мира перестали воспринимать?), А в турка эта традиция жива …

Еще одна лента с участием немцев – ирано-германский «Охотник / Shekarchi» Рафи Питтса (он же исполнил главную роль). И снова медленный ритм, в духе, так сказать, классического Антониони. Герой в конфликте с полицией, которая, по сути дела, отказывается искать пропавшую жену. Убивает полицейского, затем погоня, затем конвоирования пленника … Все строится на противопоставлении якобы напряженной криминальной фабулы и молчаливой, спокойной сосредоточенности на мире главного героя.

В немецкой ленте «Вера / Shahada» все же во многом азиатский материал. Это дебют Бурхана Курбан, 30-летнего режиссера, афганца по происхождению. Неудивительно, что он сосредоточен на проблемах молодых азиатов, мусульман, живущих в Берлине. Исмаил, Самми, Мириам – история каждого развивается по-своему, однако в каждом случае трудно и конфликтно. Режиссер внимательно всматривается в судьбу каждого, визбируючы детали для обобщающего портрета поколения. Особенно драматичными являются отношения Мириам и ее отца, имама, что настаивает на следовании традициям мусульманства.

Триумфатор Берлинале трехлетней давности боснийка Ясмилы Збанич в картине «В дороге / Na Putu» также рассматривает – прежде всего средствами драматического столкновения персонажей и достаточно плотной, психологически мотивированного повествования – конфликты людей болезненно переживают мировоззренческие мутации. Все начинается с того, что авиадиспетчера Амара отстраняют от работы за дисциплинарные нарушения. Мало-помалу, под влиянием своего армейского товарища Бахрии, он становится фанатично правоверным мусульманином. Что никак не устраивает его жену, стюардессу Луну. Она – светский человек, религиозная обрядность для нее – лишь часть полифонического мира. Фабулу осложнено проблемой с оплодотворением – до сих пор супруги являются бездетным. Добротно сделана картина, но вряд ли нечто большее.

Как видим, конфликтная проблематика приспособления-адаптации людей разных верований и рас друг к другу в Берлине – один из главных. Впрочем, чтобы совсем не зацикливаться на социальных вопросах, организаторы Берлинале «подбросили» в программу несколько неконкурсних американцев. Судя по всему, публику порадовали и «Давай, пожалуйста / Please give» Николь Голофсенер, и «Дети в порядке / The kids are all right» американки явно украинского происхождения Лизы Холоденко. С Джулианной Мур в главной роли …

Другая режиссер славянского происхождения, аргентинка Натали Смирнова, представила ленту «Пазлы / Rompecabezas». Тоже добротно рассказов история о том, как пожилая женщина, мать семейства, целиком на нем сосредоточено, «впадает в детство», увлекаясь игрой в пазлы и открывая в себе и новые таланты, и новые ипостаси своей личности. Сомневаюсь в том, что это фестивального толка лента. Годится, впрочем, для комплексуя женщин почтенного возраста. Вписывается в магистральный фест-сюжет о возможности изменения судьбы – собственной и окружающего мира.

Под занавес немцы «выстрелили» фильмом «Еврей Зюс – взлет и падение / Jud Suss – Film ohne Gewissen» Оскара Рьоглера. Довольно мощная картина о немецкого театрального актера Фердинанда Мириан, которого Геббельс сагитировал сняться в антисемитской ленте «Еврей Зюс». Фильм насыщен драматургического поворотами и по-шекспировски (не случайно начинается фрагментом репетиции «Отелло») сильными актерскими и пластическими акцентами. Приближаться к власти (ее здесь олицетворяет Геббельс) художнику крайне нежелательно, да что там – катастрофически. Как и превращать себя на слугу идеологии. Кстати, здесь развенчивается распространено мнение о том, что нацисты использовали как пропагандистский материал только документальные фильмы. С игровыми тоже случалось.

Итак, ждем призеров Берлинале, ждем анализа того, что именно происходит в мировом кинематографе.